ФЭНДОМ


Скотобойня - текстовый квест, являющийся частью сюжетного квеста "В поисках истины" (53 этап). Проходится недалеко от Киева.
Обязательное снаряжение для начала квеста:

Не должно быть:

  • Травмы

Прохождение Править

  1. Пообщаться с участниками охоты
  2. Спросить кто возглавляет отряд, где волчица и какой план
  3. Пойти за Никитой
  4. Расспросить про нож, и умение вырезать из коры
  5. Побудить поделиться гнетущими чувствами
  6. Отправиться к скотобойне
  7. Согласиться пойти со второй группой, на бодрствующих
  8. Войти с скотобойню
  9. Идти через арку первым, взяв риск на себя
  10. Отправить Юрия к волчице

Наградой за квест будут следующие предметы:

Примечания Править

  • Если перед финальной битвой, в процессе спора передумать и отправить к волчице Никиту, то погибнет Никита, и награды в виде ножа не будет.

Описание этапов квеста Править

Скотобойня1

Участники охоты на волков разбили временный лагерь возле сгоревшего склада у самого шоссе.
Над ржавыми бочками поднимался густой дым. Бойцы сидели на бревнах вокруг жаркого огня и с аппетитом жевали печеный картофель, запивая водой из крупных жестяных кружек.
Один товарищ постарше сидел по-турецки на рыжей клеенке и раскладывал по газетным обрывкам куски свежезажаренной рыбы. Недалеко от него я заметил Гаврилова: тот, помахивая обглоданной куриной костью, рассказывал окружающим историю из бурной юности. Те смеялись, хватаясь за бока.
Охотники были воодушевлены, даже веселы. Слишком веселы. Но они же не могут не понимать, как малы их шансы пережить эту охоту! Наверное, запретили себе думать об этом.

Я насчитал одиннадцать бойцов. Совсем немного. С другой стороны, это ведь почти все взрослые мужчины Гореничей. Там остались только женщины, дети, старики и двое-трое мужиков, тяжело раненных во время последней вылазки.
Пятеро вооружены автоматами. У остальных допотопные обрезы и двустволки. Как я помнил, черного волка можно положить автоматной очередью, но одиночные пули их сильно не беспокоят. Что ж, будем надеяться, нам не придется столкнуться с крупной стаей.
Заметив меня, Гаврилов оборвал рассказ на середине и поманил меня рукой.
- А вот наш друг, о котором я говорил! - представил меня остальным бывший следователь. Я пожал им руки. -Добрался до нас аж от Твери, так что боевой опыт есть. Обещал помочь с волками.
- А ты их в глаза видал, наших волков-то? Эти твари не чета обычным, - с сомнением сказал боец рядом с Гавриловым. Немолодой, с усталыми прищуренными глазами и морщинистым лицом.
1. - Видал. Одного убил. В Москве

- Один на один? - переспросил охотник. Остальные посмотрели на меня с уважением. - Серьезно. Только вот в наших краях десяток рыскает. Если не больше. А еще ведь волчица...
- Юра, не нагнетай, - попросил его сосед. - И так тошно.
- Мы вот-вот выступим, - сказал мне Гаврилов. - Если есть какие-то вопросы - задавай.
1. - Кто возглавляет отряд?
2. - Где скрывается волчица?
З. - Когда вы мне расскажете то, что обещали?

-Я. Ну и Юра помогает, - ответил Гаврилов. - По части волков мы тут самые опытные, что ли...
- Раньше за все операции Кирилл отвечал, - мрачно сказал Юрий. - Бывший флотский спецназовец. Отчим Никиты. Да вот не вернулся из Киева...
1. - Где скрывается волчица?
2. - Когда вы мне расскажете то, что обещали?

- В старой скотобойне. Пять километров по шоссе на Житомир. Видели там волчат, - ответил Юрий. - А три дня назад всех наших там положили.
- Ветер давно не менялся, - добавил он. - Пойдем к скотобойне с подветренной стороны. Если повезет и нас не учуят, доберемся до места незамеченными, прикончим волчицу и быстро свалим.
- Оптимист ты, Юрий, - мрачно усмехнулся Гаврилов. - Эти твари слепы, но чувствуют запах за мили. Спорю на что хочешь, сбегутся защищать мать.
1. - Кто возглавляет отряд?
2. - Какой у нас план?
3. - Когда вы мне расскажете то, что обещали?

- План простой: не подохнуть, - ответил один из охотников, Григорий.
- Берем худший вариант. То есть самый вероятный, - сказал Гаврилов. - Возле скотобойни вся стая. У нас есть пахучие дымовые шашки, берем тварей врасплох. Пока не очухались, всех вырезаем. Проходим в здание, ищем волчицу и по-быстрому ее кладем.
- Если берем худший вариант, то это она нас по-быстрому, - буркнул Юрий.
- А будет совсем туго - есть план "Б", - Гаврилов мрачно похлопал по чемоданчику, лежащему у него между ног.
1. - Кто возглавляет отряд?
2. - Когда вы мне расскажете то, что обещали?
3. - У меня больше нет вопросов.

—Тогда начнем, — кивнул Гаврилов и вскочил на ноги. —Народ, хватит языками чесать, выступаем!
Охотники засуетились.
— Будь другом, окажи одну услугу, — шепнул мне Гаврилов, отведя в сторонку. — Я уже час не вижу Никиту. Приведи его, он должен быть по ту сторону шоссе. Я бы сам пошел, но он со мной не разговаривает.
1. — Почему?
- Наверное, винит меня в смерти Кирилла, отчима своего, - Гаврилов вздохнул. - И потом, это же я увел его из Киева, не дал отомстить волкам. Сделаешь?
1. - Хорошо, найду его

Скотобойня5

Найти парня не составило труда. Никита сидел на громадном пне и что-то вырезал из куска коры. Завидев меня, никак не отреагировал и продолжил свое занятие.
- Тебя Гаврилов прислал? - спросил он напрямик, когда я подошел ближе. - Попросил позвать тебя. Беспокоится. Никита нахмурился и промолчал.
1. - Гаврилов считает, что ты винишь его в смерти своего отчима.

Скотобойня5

- Послушай, а какое твое дело? Ты вообще кто? - раздраженно ответил Никита. - Если Гаврилову от меня что надо, пусть сам приходит.
Он задумался, продолжая орудовать ножом.
- Закончу и вернусь.
1. - Послушай, мне очень жаль...

- Да засунь себе в одно место свои соболезнования, - поморщился Никита. - Все вы засуньте. Тошнит уже.
Я вдруг вспомнил, как Никита со слезами на глазах расстрелял волка в Киеве.
1. - Может, все-таки расскажешь, что тебя так гнетет? Да, я чужак, но ведь я скоро уйду. А тебе полегчает. Попробуй.
2. - Скажи, а ты правда считаешь Гаврилова виноватым в том, что произошло в Киеве?
З. - Красивый нож. Я таких раньше не видел.
4. - А кто тебя научил так здорово вырезать из коры?

- Красивый, - Никита вздохнул. - Отчим из Европы привез, когда был еще моложе меня. Знаешь, он никогда с ним не расставался. Под подушку клал, даже купаться с ним ходил. Меня это всегда смешило. Я как-то в шутку стащил нож, так отчим тогда избил меня. До крови. Потом всадил лезвие в деревяшку и сказал: "Когда винтовка даст осечку, когда граната не взорвется, когда друг побежит - останется только нож". Эта штука трижды спасала ему жизнь.
1. - Может, все-таки расскажешь, что тебя так гнетет? Да, я чужак, но ведь я скоро уйду. А тебе полегчает. Попробуй.
2. - Скажи, а ты правда считаешь Гаврилова виноватым в том, что произошло в Киеве?
З. - А кто тебя научил так здорово вырезать из коры?

- Отчим. Когда умерла мама - давно было, я еще в школе учился - отчим сделал мне деревянную фигурку танцующей мамы. Она была балериной, и именно танцующей я ее помнил. А еще он рассказал, что, когда служил, делал фигурки родителей, чтобы не так скучать. Но дело не в самой фигурке, а в том чувстве, с которым ты ее вырезаешь.
Никита вертел в руках волчью голову с оскаленной пастью. У фигурки не было глаз. Никита усмехнулся:
- Можно с любовью, можно с ненавистью. Кому что ближе.
1. - Может, все-таки расскажешь, что тебя так гнетет? Да, я чужак, но ведь я скоро уйду. А тебе полегчает. Попробуй.
2. - Скажи, а ты правда считаешь Гаврилова виноватым в том, что произошло в Киеве?

Никита колебался. Наконец, отложив нож и фигурку в сторону, он сжал руками виски.
- Там, в Киеве, у отчима кончились патроны, и он убил волка ножом. Но потом... - Никита поперхнулся. - Другая тварь напала на него со спины и отгрызла кисти рук. Странно, да? У него был нож, но нечем было держать его... Волк даже не стал добивать его, пошел на Гаврилова, так отчим обхватил зверюгу руками и держал, волк рвал его, а отчим держал... Пока сам кровью не истек. Прибеги Сева на полминуты позже, волк бы и Гаврилова убил.
1. - Мне жаль, что так вышло, но в чем тут вина Гаврилова? Он ведь и сам чуть не погиб.

- Да, он ничего не мог сделать, - Никита закрыл глаза. - У него был только Макаров, а эта штука черным волкам как комариный укус. Не знаю, сделал ли бы он для отчима то, что сделал для него тот, но его вины нет. Виноват... другой.
1. - Другой? Кто?

Никита повертел в руках фигурку, а потом полоснул по ней ножом.
— Мы подстрелили одну бестию. Волк стал убегать. Отчим кричал мне остановиться, но я так хотел доказать ему, что я тоже крутой, что и один на один с волком справлюсь, раненым к тому же... Я погнался за ним, оставив всех далеко позади. А ведь у меня был единственный автомат с полным магазином! Я нагнал его, прикончил. А вернувшись, увидел труп отчима.

- Позволь, тоже расскажу кое-что. - сказал я, разглядывая горизонт. - Когда я ехал в Киев, встретил одного хорошего человека. Приняв меня за бандита, он связал меня и хотел пытать. Но потом на него напал волк. Волк, который преследовал меня от самого Брянска. Он откусил этому человеку голову.
1. - Как ты считаешь, виноват я в смерти этого человека?
2. - Это было ужасно, но, знаешь, я ничего не мог сделать. Как и ты.

- Как ты не понимаешь, это неважно! Мог ты что-то сделать или нет, ты все равно виновен. Я не верю тебе. Не верю, что ты спокойно спишь по ночам после того случая.
Я не знал, что ему ответить.
- Пора идти, - Никита поднялся. - Перебьем этих чудовищ, всех до единого. И тогда, может, будет не так больно.

Маленький отряд во главе с Гавриловым и Юрием уже ждал нас. Увидев Никиту, следователь показал мне большой палец, но я, погруженный в нелегкие мысли, ему не ответил.
Слова Никиты не давали мне покоя. Я вспоминал не только старого охотника, но и Галю с Сашей. Что бы ни случилось с ними, я один в ответе за это.
Когда человек погибает, вина за его смерть ложится на тебя. Всегда. Здесь не может быть "Я ничего не мог сделать". Особенно, если этот человек был тебе близок.
Мы закончили марш-бросок в трехстах метрах от пункта назначения. Ветер не менялся, происшествий по дороге не было.

Скотобойня6

Гаврилов отправил вперед разведчиков. Они вернулись уже через четверть часа. Посовещавшись о чем-то с Юрием, Гаврилов позвал меня.
- Слушай внимательно. Возле скотобойни девять волков. Четверо с восточной стороны, спят. А пятеро с южной, возле ворот. Эти на ногах.
- Застанем тварей врасплох, - продолжил он. - Делим отряд на две группы. Нападаем одновременно. Первая группа из-за укрытия забрасывает четверку дымовыми шашками и делает из волков дуршлаги. Вторая обходит пятерку с подветренной стороны, занимает позиции и по сигналу открывает огонь.
- Решай, пойдешь в первой группе или во второй, - подытожил Гаврилов. - В первой группе риск поменьше, волки спят. Но нужнее ты во второй. Ты-то стреляный воробей. А наши, они ведь даже не профессиональные охотники. Некоторые вообще впервые держат ружья. Ну и боятся, конечно. Хотя, - добавил он, - спящих волков тоже недооценивать не стоит.

Скотобойня6

- Параноик ты, Паша, всегда тебе это говорил, - усмехнулся Юрий. - Вот серьезно, нахрена делить отряд? Одним махом разберемся со спящими, а потом возьмемся за остальных. Чего мудрить-то? Чего Цезарей из себя строить?
- В общем, что решаешь? - повернулся ко мне бывший следователь.
1. - Я пойду с первой группой, на спящих
2. - Я пойду со второй группой, на бодрствующих
3. - Мне кажется, Юрий прав, нет резона делить отряд. Быстро разделаемся с четверкой, а потом покончим с оставшимися.

- Разумно, - похвалил Гаврилов. Юрий задумался, но потом тоже кивнул. На том и порешили.
Операция началась. Стараясь двигаться бесшумно, мы приблизились к приземистому зданию скотобойни. Юрий и еще пятеро охотников перебежали за грузовик. Каждый взял в руку по дымовой шашке. Волки спали совсем рядом, с другой стороны кузова.
Удостоверившись, что все идет по плану, я, Гаврилов, Никита и еще четверо охотников двинулись через заросли на юг. Пришлось делать большой крюк, чтобы не потревожить пятерых волков раньше времени.
Наконец, мы заняли позиции. Прицелились. И, едва с востока донесся первый выстрел, мы открыли огонь.
1. В бой!

Скотобойня8

К сожалению, дистанция стрельбы оказалась великовата для большинства моих товарищей. Одного волка я убил, но остальные четверо, легко раненные, бросились к нам.
- Да как можно так мазать! - горячился Гаврилов.
Увы, даже пройдя тренировку, селяне не стали меткими стрелками. Но дальше дело пошло куда лучше. Волки бежали растянутой цепочкой, и один за другим попадали под шквальный огонь трех автоматов. Одного уложил я, второго Гаврилов, третий уже бился в агонии...
- Да! Так! Молодцы! - подбадривал Гаврилов остальных.
Последний волк возник будто из ниоткуда, вцепившись одному из охотников в горло. Еще секунда - и он сбил с ног Никиту. Гаврилов бросился на помощь и ударил тварь прикладом, тогда волк с рычанием соскочил с жертвы и впился Гаврилову в живот. Оба упали. Мы подбежали к бестии вплотную и несколько раз выстрелили в голову. Волк свалился замертво.

А с восточной стороны все еще слышалась пальба.
Когда мы добежали до грузовика, все было уже кончено. Все четыре волка были убиты, но из группы уцелели лишь Юрий и еще один охотник. Юрий в бешеной ярости бегал по окровавленной площадке.
- Но я же говорил им, говорил! - заорал он, завидя нас. - Не бросать их ранеными, добивать, сразу добивать!
— Они сделали все, что могли, Юра, — сказал один из охотников. — Не вини их, они не солдаты.
Юрий только скрипнул зубами.
Битва завершилась. Мы потеряли пятерых. И еще один, шестой, был при смерти. Павел Гаврилов.
1. Вернуться к нему

Скотобойня2

Бывший следователь поднял на меня глаза и попытался улыбнуться. Эта улыбка жутко смотрелась через слой грязи, смешанной с кровью.
- Извини, приятель, но теперь тебе придется все узнавать у Зайцева. Если, конечно, переживешь эту охоту.
К нам подошел Никита, за ним Юрий. Ему хватило одного взгляда на пострадавшего, чтобы понять: надежды нет.
- Паша, блин... - только и смог он выдавить.
- Со мной все, Юра, займись лучше ранеными. И не мешкайте, заканчивайте дело.
- Заканчивайте дело?! - Юрий побледнел. - Кому заканчивать-то? Мы стольких потеряли! Перевяжем раны и возвращаемся в Гореничи!
1. - Юрий, он прав. Если сейчас уйдем, все эти жертвы будут напрасны. Пока заново копим силы, сюда сбегутся волки из других районов. Надо убить волчицу, прямо сейчас.

Скотобойня2

- Верно рассуждаешь! - с благодарностью прошептал умирающий. - Юра, скорбеть потом будете. Скажи ребятам, чтобы готовились. Перераспределите автоматы. Соберите патроны, все, какие остались...
- Паша, а если там, в скотобойне, волчица не одна? - со злостью в голосе перебил его Юрий. - Если там еще волки?
- Вы справитесь. Вы должны. Надо поставить точку. Если дать им снова расплодиться, они в отместку вырежут все село...
- Паша, нет, так нельзя... - ответил Юрий. - Я не хочу, не могу...
- Хватит, - Гаврилов закрыл глаза, а потом посмотрел на меня. - Теперь ты за главного. Вместо меня. Юра, Никита, слушаться его.
- Что?! - выдохнул Юрий. - Паша, ты серьезно? Гаврилов не ответил. Юрий посмотрел на меня исподлобья, развел руками и ушел.

Гаврилов силился еще что-то сказать, но жизнь уже покидала его тело.
- Никита... прости...
Это были его последние слова.
- Простить? Он спас меня! - сказал Никита, до этого момента мрачно молчавший. - Спас, хотя знал, что волк убьет его. Зачем он это сделал? Он же ценнее для отряда, чем я!
- А может, - добавил я, - хотел таким образом вернуть долг твоему отчиму, который спас его в Киеве. Я не знаю. Знаю только, что он был хороший человек. Пусть земля ему будет пухом.
Никита посмотрел на меня с болью: - А я знаю, что он погиб из-за меня. Как и отчим. И мне с этим жить.
Я не представлял, как ему помочь.
1. Вернуться к раненым

Вопреки ожиданиям, Юрий выполнил все распоряжения Гаврилова. К счастью, тяжелых ранений у выживших не было, хотя так или иначе пострадали все. Сильно поредевший отряд ждал только меня и Никиту. Юрий о чем-то шептался с другим охотником, Григорием.
- Командуй, - холодно сказал он, увидев меня. - Только помни, что теперь ты отвечаешь за нас всех. За каждого. И, если что не так, виноват будешь ты.
- Юра, заткнись! - вдруг рявкнул на него Никита. Все удивленно посмотрели на парня.
Повисла гнетущая тишина.
- Что это? - спросил я в надежде разрядить обстановку, указывая на чемоданчик за спиной Юрия. Этот чемоданчик я уже видел у Гаврилова.
- План "Б". Если волчицу даже автоматы не возьмут. А у нас, чтоб ты знал, патронов не так много осталось.
1. Выдвигаться в скотобойню

Попасть в здание через главный вход было невозможно: эта часть строения обвалилась. Но и ворота для погрузки мяса оказались намертво заблокированными. Даже после того, как мы выломали замок, ни одна створка не поддалась.
- Есть еще вход, - подал голос один из охотников. - Забойный коридор. Через него вели скот, ну, перед забоем.
1. Идти к забойному коридору

Скотобойня9

Делать нечего, мы обошли скотобойню с другой стороны и один за другим вошли в темный, сужающийся впереди тоннель.
- Я работал там. На выходе, - эловеще прошептал охотник. - Никогда бы не подумал, что однажды придется самому идти "на свет".
Думаю, мурашки по коже пробежали не только у меня.
1. двигаться дальше

Несмотря на предчувствия, забойный коридор мы преодолели без помех.
На выходе оказалась просторная комната с липким замызганным полом и грязными бурыми стенами. Вдоль стен поблескивали металлические решетчатые конструкции, над которыми с потолка свисали устрашающие крюки. Возле платформы, где мы стояли, были в беспорядке разбросаны инструменты для забоя, а чуть дальше мы увидели целую гору костей, среди которых был и человеческий череп.
1. Идти дальше
Совсем рядом раздался яростный рев бывшего мясника и автоматная очередь. Волчья голова дернулась в сторону и исчезла.
1. Встать и поднять оружие

В черепной коробке гудело, картина перед глазами расплывалась масляными пятнами, но я заставил себя встать. Оружие лежало совсем близко. Едва я дотянулся до него, как услышал отвратительный звук.
В пяти шагах от меня мерзкая тварь жадно вырывала куски плоти из обезглавленного тела мясника. Совсем как тогда, на лесной поляне...
Нет, теперь все будет иначе, на этот раз я не убегу!
1. Убить волка!

Дыша сквозь стиснутые зубы, я пошел вперед и открыл огонь по чудовищу. И черный волк издох прямо на теле своей последней жертвы.
Из всего отряда в живых остались Никита, Юрий, Григорий и я.
Да, конечно, если бы я струсил и не пошел во главе отряда, потери были бы еще больше. И все же...
Защищая мать, волки дрались до последней капли крови. Но самой волчицы в зоне нутровки не было, ни мертвой, ни живой.
- Она сбежала! Сбежала! Все было зря! - в беспомощной ярости Никита схватился за голову.
- Погоди. Смотри! - я указал ему на арку, ведущую в холодильное отделение. При свете фонаря мы увидели маленького черного волчонка, который тут же нырнул обратно в темноту.
- Она бы не бросила волчат, - я постарался придать своему голосу уверенности. - Значит, она в холодильнике. Задние ворота заблокированы, она в ловушке.
Словно подтверждая мои слова, из арки послышался пронзительный скулеж.
1. - Пошли, убьем ее! Прямо сейчас!

- Не спеши, - покачал головой Юрий. Он показал свой автомат. - Я почти пуст.
- Проверь остальные.
- Уже. То же самое. А мы забрали все 39-ые, какие были в Гореничах.
- Ты серьезно готов идти на волчицу с двустволками? Нас ведь всего четверо. - А где чемоданчик Гаврилова? - вдруг спросил Никита. - Этот его "План Б"? Чемоданчик валялся возле трупа бывшего мясника.
1. Принести и открыть чемоданчик

- Это ж бронежилет! - удивился Григорий. - И чем он нам поможет?
- Нет, не бронежилет, - мрачно возразил Юрий. - В нем пластичная взрывчатка. Слыхали про японских камикадзе Второй Мировой?
- Что?! Это не вариант, - Григорий побледнел, голос его дрогнул. - Должны быть другие способы!
- Какие? Идти на мутировавшую волчицу с двустволками? Защищая детенышей, она порвет нас четверых за секунды! Я не вижу других способов. Кому-то придется пожертвовать собой. Надеть жилет, пройти в холодильник, и, когда волчица будет совсем рядом, вырвать шнур. Командир, - Юрий повернулся ко мне, - тебе решать, кто пойдет.

Я не знал, что сказать. Да, и до этого от моих решений зависела жизнь этих людей, но сейчас-то мне предстояло сознательно отправить человека на смерть!
Я снова вспомнил обезглавленного охотника. В тот раз мне не пришлось ничего выбирать. Потом я вспомнил Павла Гаврилова, бывшего мясника и других, погибших во время охоты. Я делал выбор, но мог лишь догадываться о последствиях. Но теперь все иначе...
Юрий, Григорий, Никита или я. Один из нас должен умереть.
1. - Пойдет Юрий
2. - Пойдет Григорий
З. - Пойдет Никита
4. - Пойду я

- Нет, так неправильно. Туда должен пойти я, - вдруг сказал Никита.
Мы повернулись к нему.
1. - Никита, послушай...
-Нет, это ты послушай, - тяжело дыша, Никита подошел ко мне вплотную. - Отчим и Гаврилов, они погибли из-за меня, понимаешь, из-за меня! И вот это, это и есть мой шанс все исправить. Да, да, как ты не видишь, все же к этому шло! Этот жилет - он для меня.
- И ты хочешь таким образом избавиться от вины ?
- Я хочу вернуть долг.
1. - Прости, Никита, но ты туда не пойдешь. Я выбрал Юрия, и это решение окончательно.
2. - Что ж, если ты так решил, действуй.
З. - Знаешь, у меня идея. Пусть решит судьба. Кто вытянет короткую спичку - тот и пойдет.

Скотобойня12

Не тратя слов, Юрий кивнул и надел жилет.
- Еще когда Гаврилов мне про него рассказал, я уже тогда подумал, что мне же его и надевать. Ох, как же жмет в талии! - он пытался шутить, но мы только вяло усмехнулись. - Ну, всем удачи, - попрощался Юрий. - Встретимся уже там, - он неопределенно махнул рукой, - где не бывает ни эпидемий, ни радиации, ни волков... Если оно есть, такое место. У самой арки он снова повернулся к нам и грустно улыбнулся: - Знаете, мы ведь жили в раю. И сами же его испоганили...
1. Ждать

Долго ждать не пришлось. Не прошло и десятка секунд, как жуткий скулеж за аркой усилился, а потом в холодильном отделении так громыхнуло, что земля затряслась под ногами.
На секунду я подумал, что потолок сейчас обвалится, но - пронесло.
- Все кончено? - шепотом спросил Григорий. - Да, - кивнул Никита. - Юра сделал это... - Уходим, - с облегчением произнес Григорий. Он выдохнул, поднялся на ноги... И в этот момент из иссиня-черной арки появилась волчица.

Скотобойня4

Существо, которое предстало перед нами в неверном, тусклом свете фонариков, лишь очень отдаленно напоминало волка. У волчицы не было шкуры, ни волоска, все ее уродливое распухшее тело было покрыто страшными нарывами и волдырями, сочащимися гноем, мерзкая желтая жидкость вытекала из ее пасти и глаз.
Волчица была просто огромна, куда больше любого из своих детей. Весь ее правый бок: мышцы, ребра, внутренние органы - был подчистую скошен взрывом. Жутко скуля, она волокла за собой заднюю ногу, оставляя позади след из крови и слизи.
Но, несмотря на все это, я чувствовал, что она еще в силах защищать себя.
- Это сам дьявол... - выдохнул Григорий.

Чудовище цеплялось за жизнь до последнего. Когда в автоматах закончились патроны, Григорий и Никита схватили двустволки. Но волчица лишь скулила, пыталась кусать нас и никак не желала подыхать.
Только когда мы превратили врага в бесформенную кровавую массу, ее ноги подкосились, и монстр, настоящий ночной кошмар, сотворенный радиацией, испустил дух.
Оставив товарищей в зоне нутровки, я осветил фонариком холодильник. Как я и надеялся, весь выводок - без малого дюжина волчат - погиб при взрыве.
Вот теперь и правда можно уходить.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.